Сбор и обобщение данных от средств обнаружения

«Сбор и обобщение данных от средств обнаружения позволяют летчику быть оператором датчиков и систем, поэтому он может прекратить тратить ценное умственное время на работу «системой». В случае с Б-15 летчик должен управлять БРЛС, смотреть нажраны канала связи и приемник оповещения о радиолокационном облучении, слушать радио, следить за ведомым и т. д. и строить в голове трехмерную картинку всего происходящего, при этом продолжая управлять самолетом и стрелять по целям, одновременно защищая себя, когда сам становится целью», — сказал Шауэр.
Шауэр, уже налетавший более 500 ч и имеющий 4-лет. Опыт полетов на Raptor, объясняет, что совокупные данные от всех бортовых систем самолета, а также от других самолетов позволяют «летчику тратить практически все свое время, наблюдая за общей картиной происходящего и фиксируя, какие цели необходимо поразить, куда направить самолет и т. д. Также намного легче лететь, когда в тебя не стреляют, поскольку тебя не видят. Сбор и обобщение данных намного упрощают действия летчика-истребителя и делают его самолет обладающим большей поражающей способностью и более эффективным в бою».

Два F-22A из 1-го истребительного крыла возвращаются на авиабазу Лэнгли над живописным ландшафтом. Хотя состав красок является секретным, в схеме окраски Raptor используется металлическое покрытие, которое, если смотреть на него под определенными углами, предполагает дополнительное поглощение радиолокационных волн от РЛС противника.

Raptor некоторое время обозначался F/A-22, чтобы подчеркнуть его двойственную роль как истребителя, так и штурмовика. Позднее это обозначение сменили на F-22A.

Указанный новый уровень возможностей означает, что летающие на Raptor должны изменить традиционную тактику действия истребителей. В результате они «используют иную тактику по сравнению с ранее появившимися самолетами, в которой используется преимущество совместного пользования информацией и другие уникальные характеристики для ведения боя; удивительное зрелище — видеть группу ¥-22 за работой, правда удивительное», — подытоживает Шауэр.
Открытые данные и характеристики, продемонстрированные на авиашоу в США, не оставили у некоторых обозревателей никаких сомнений в отношении того, что Raptor обладает способностью превзойти любой другой существующий в мире истребитель. С этим, разумеется, соглашается и Шауэр. «О таком истребителе летчики-истребители давно мечтали. В определенной степени он компромиссен по характеристикам, поэтому фактически он может превалировать на любой арене боевых действий. Мы практически не потеряли ни одну из характеристик, которые имеются для боя в любом другом самолете, поскольку все вооружение находится внутри самолета. Он абсолютно безупречен по необузданной мощи и скорости, он разворачивается так резко, как никто другой (а может, и лучше), и обладает всей превосходной маневренностью, какой может обладать самолет с отклоняемым вектором тяги».
Помимо противоперегрузочного жилета Combat Edge, шлема Combat Edge и кислородной маски, которые носят экипажи реактивных самолетов ВВС США, летчик F-22A также имеет противоперегрузочный костюм CSU-23/P, выполненный по современным технологиям (ATAGS). Названное снаряжение, полностью охватывающее ноги и ягодицы летчика, сидит ниже на торсе, чем прежние противоперегрузочные костюмы, предотвращая давление на грудь при наполнении воздухом. Благодаря двум указанным конструктивным моментам, костюм обеспечивает повышенную защиту от воздействия продолжительных перегрузок. Сам по себе ATAGS увеличивает выносливость экипажа на 60%, в сочетании с Combat Edge выносливость летчиков возрастает на 350% по сравнению с уровнем, имеющимся в настоящее время для пилотов F-15 и F-16.
Шауэр считает, что «новый противоперегрузочный костюм в сочетании с лучшей конструкцией кресла позволит нам переносить перегрузки легче, чем на прежних самолетах. Перегрузка более 9д по-прежнему негативно сказывается на летчике, но не так сильно, как на Eagle, и я чувствую себя не таким уставшим, как бывало». И добавляет: «Унас появилась возможность работать на высотах более 50 000 футов (15 000 м) без необходимости носить высотный компенсирующий костюм с частичной компенсацией, поэтому нет искусственного ограничения действий там, где это нам нужно», согласно ранее существовавшим в ВВС правилам, которые требовали от летчиков носить высотные костюмы при действиях в разряженной атмосфере на очень большой высоте.