Полет на Hawkeye

Е-2 и С-2 обладают определенными характеристиками, которые делают самолеты уникальными в мире палубной авиации. Самое главное их отличие — они винтовые, что создает значительную угрозу безопасности техническому составу на летной палубе. «Е-2 не просто так получил прозвище «Veg-0-Matic» (Прим. перев.: Марка одного из первых американских кухонных комбайнов, дословно «устройство для переработки овощей»). Работающие винты за последние 30 лет унесли львиную долю погибших на флоте», — говорит бортоператор лейтенант (младший лейтенант флота) Габриэл Хелмс. Е-2 и С-2 также имеют самый большой размах крыла (28 м) и самый большой вес среди эксплуатируемых палубных самолетов. Полностью снаряженный Е-2С весит 23 850 кг, а С-2А — 25 650 кг.
Огромный размах крыла и большое расстояние между двигателями делают посадку на авианосец рискованной. Изменение тяги при заходе на посадку порождает серьезное рыскание, что требует ювелирной работы педалями руля направления, чтобы удержать фюзеляж на одной линии с посадочной площадкой авианосца.
Летчик-инструктор лейтенант Тим Слентц объясняет: «Самым трудным для начинающих летать на Е-2 и С-2 является контроль за склонностью носа самолета несколько уходить вправо и влево, ты должен постоянно работать рулем направления, поэтому руки и ноги всегда находятся в движении, когда ты стараешься сохранить путевую управляемость. Посадочная площадка авианосца класса Nimitz имеет ширину 90 футов (27,4 м). Размах крыла Е-2 составляет около 81 фута (24,7 м), поэтому заход на посадку с отклонением всего на несколько футов может представлять серьезную опасность палубному персоналу и стоящим самолетам. Мы обучаем летчиков Е-2 и С-2 очень жесткому выдерживанию осевой».
Е-2 и С-2 обладают серьезными отличиями в полетных характеристиках. Вращающийся обтекатель Е-2 регулируется по высоте, чтобы самолет мог поместиться на ангарной палубе авианосца, а в полете он устанавливается под положительным углом для создания достаточной подъемной силы с целью поднятия собственного веса. Тем не менее он имеет достаточную поверхность для ударов порывов ветра, которые в некоторой степени гасятся мощными двигателями. Лейтенант Слентц рассказывает, что он пришел к выводу, что «С-2 более устойчив с точки зрения сохранения высоты при по садке по сравнению с Е-2, но различие в мощности является решающим фактором в тяжелых ситуациях типа катапультирования во влажную среду, когда один двигатель глохнет, как это случалось во время операций в Персидском заливе. Появляется большая вероятность выйти из опасной ситуации благодаря бо лее мощным двигателям Е-2, даже если ты потерял один двигатель при запуске с катапульты».

E-2D — новейший вариант Hawkeye.

Сегодняшние Hawkeye могут обнаруживать и отслеживать цели на дальностях, на несколько порядков больших по сравнению с ранними моделями типа Е-2В.

Вращающиеся винты Е-2 требуют большого внимания технического состава, работающего на летной палубе.

Четыре киля оборудованы только тремя рулевыми поверхностями, но «любой, кто летал на Е-2, знает важность рулей направления», — замечает летчик, младший лейтенант флота Эрик Фростад.
При выполнении боевого задания подобная конфигурация позволяет выполнять плавный вираж без крена типа «летучая мышь», что помогает сохранять устойчивое изображение на экранах операторов БРЛС.
Ураган «Катрина», обрушившийся на Мексиканский залив в августе 2005 г., разрушил инфраструктуру систем связи в этом регионе, в том числе системы управления воздушным движением. На период восстановления власти задействовали самолеты трех эскадрилий с Е-2 и одной с С-2.
Для контроля воздушного пространства, выброшенных на мель судов, координации действий спасателей, поиска выдержавших удар стихии зданий и сооружений, определения мест безопасной посадки летательных аппаратов и обеспечения полетов в регионе использовались БРЛС и комплект связного оборудования Е-2. При решении указанных задач Hawkeye над Новым Орлеаном применялись как поддержка с воздуха; используя кодовую систему прямоугольных координат, они наводили вертолеты к спасшимся на крышах затопленных домов точно так же, как это делалось во время военных конфликтов для истребителей с бомбами. Одновременно Е-2 контролировали до 80 вертолетов, при этом обеспечивая связь с ответственными наземными организациями. В одном случае Е-2 управлял наведением оборудованного лебедкой вертолета, который эвакуировал 60 человек (проживавшие и персонал) из дома для престарелых.
Летчики вертолетов, согласно отчетам, предпочитали работать с Hawkeye, нежели с Е-3 Sentry, которые некоторое время действовали над Новым Орлеаном, так как экипажи морской авиации имели больше опыта взаимодействия с вертолетами, что летают медленнее и ниже по сравнению с самолетами с неподвижным крылом и могут зависать. К тому же при движении в воздухе необходимо было принимать быстрые решения.
Один из бортоператоров так сравнил Е-2 с Е-3: «Здесь нет рабочей группы… нет задержки по времени, один парень поворачивается к центральному креслу и говорит: «Я должен делать это с имярек, чтобы выполнить то и то. Как вы на это смотрите?» Центральное кресло звонит куда-то и потом говорит: «Вперед». В итоге каждая позиция имеет свои «за» и «против». На Hawkeye были дни, когда я почти подыхал от того, что рядом со мной находилось больше 15 человек, но были и дни, когда я не мог выдерживать и двоих. Но думаю, если вы спросите любого летчика реактивного самолета, то он скажет вам, что больше всего хочет, чтобы каждый день его спину прикрывал Hawkeye».

Читайте так же:

Оставить комментарий